касса театра: +7 8482 551255

Версия для слабовидящих
забронировать билет

касса театра:

+7 8482 551255

Куда ты, «Колесо»?

Открывая очередной творческий период, новый художественный руководитель театра Наталья Дроздова и руководитель департамента культуры администрации Тольятти Марина Козлова провели пресс- конференцию, посвященную планам театра. Наталья Степановна, начала разговор с проектов и встреч на самое ближайшее будущее. – Первым режиссером, которого я пригласила театр, стал Игорь Касилов. Он ученик Глеба Борисовича Дроздова и был одним из самых жаждущих получить профессию у мастера. Еще, будучи студентом, он уже сыграл роль мирового репертуара – Лопахина в «Вишневом саде» Чехова. И следующие роли были тоже – Скапен, Меркуцио и все остальные. Игорь получил режиссерское образование у Петра Наумовича Фоменко. И вот уже он взрослый человек, Игорь Владимирович. Приехал и сам предложил поставить два спектакля одновременно. Это вообще в моей практике в первый раз, такого я никогда не видела. И даже не знала, как он распределит свои силы. Но у него какая-то неуемная энергия. Он сейчас репетирует английскую комедию положений по пьесе «Шикарная свадьба» Робина Хоудена. Этот спектакль посвящен теме любви, премьера будет сыграна 9 и 10 октября. С нетерпением ждем, как она будет принята зрителем. И второй спектакль, который репетирует Игорь, – «Мертвые души» по Н. В. Гоголю. По его собственной инсценировке. Этот спектакль совершенно своеобразного, его личного почерка, с атакующей энергией, интересной формой и абсолютно не исправленным текстом Гоголя. Текст совершенно оригинальный, как у Николая Васильевича. Эта премьера еще не назначена. 27 ноября – день рождения Глеба Борисовича Дроздова, и я хочу в этот день представить творческий вечер, посвященный памяти нашего мастера. Мною приглашены почти все ученики, которые разлетелись по российским театрам и в зарубежье. И они откликнулись и приедут, хотя все они очень заняты. Я хочу, чтобы это была теплая встреча друзей, сокурсников, соратников, коллег. Наполненная поэзией, музыкой. Будем вспоминать какие-то смешные, курьезные истории, связанные с нашим мастером. Сыграем несколько отрывков из его спектаклей. Я хочу, что- бы был юмор, чтобы был смех. Потому что Глеб Борисович обладал потрясающим чувством юмора и любил жизнь. Я очень надеюсь на эту встречу, думаю, что она объединит его учеников – детей по театру любовью к мастеру и мастера к нам. К Новому году у нас будет репетироваться сказка для юных зрителей. Совершенно чудная, нежная и очень озорная – «Гаврюша и красивые» Андрея Белянина. Там будет много музыки, ее пишет Алексей Понамарев. Вот такие пока что планы на 2021 год. В июне 2022-го исполняется 285 лет нашему городу, и я уже заказала пьесу, она уже практически написана нашим самарским драматургом Александром Игнашовым. Посвящена пьеса Василию Татищеву. И я думаю, что театр такой подарок городу сделает, может быть, к весне. Еще у нас есть творческая заявка Ольги Ивановны Самарцевой на малую сцену. Есть такой драматург – он и режиссер, и общественный деятель – Андрей Клименко. Будет спектакль на две актрисы. Сейчас ведутся переговоры, и мы думаем, что этот спектакль у нас получится. Программа худрука – Наталья Степановна, понятно, что нас интересует, с какой программой (не лирической, а прагматической) вы пришли в этот театр вновь, что бы вы хотели из него сделать? Какие драматурги, какие современные режиссеры, кроме ваших учеников, появятся в «Колесе»? – Мне бы все-таки хотелось, чтобы это был яркий, атакующий театр, который был при Глебе Борисовиче. Но пойти, конечно, дальше. Мы не можем оставаться на месте. Я помню, как он составлял репертуар. Он всегда точно отлеживал: должна быть русская классика в традиционном проявлении. Может быть, какой-то эксперимент в классике. Должна быть зарубежная классика. Развлекательную функцию никто из театра не устранял. Должны быть развлекательные спектакли, но пьесы – классические. – Имен вы не называете. – Да, не называю. И я не против эксперимента. Малая сцена для этого и создана. Я отсмотрела два самостоятельных спектакля молодых артистов, которые претендуют на место в репертуаре театра. И они вполне могут идти на сцене нашего малого зала. Это «Марина в кубе», очень интересно сделанная композиция по стихам Марины Цветаевой. И «Недетские сказки», там сборная солянка из разных сказок. Тоже интересный спектакль. – Марина Александровна, муниципальный взнос в пользу новых постановок уже сделан: театр наконец-то получает один миллион рублей на два спектакля. – Да. На встрече, когда коллективу представляли Наталью Степановну, актеры задали вопрос по поводу постановочных, и глава города сказал, что город будет театру помогать. И начнет уже в этом году. На круги своя – Наталья Степановна, как дела со сценическим кругом? Его наладили? – Нет, он только на медленной скорости крутится. Летом этим займемся, иначе нужно было бы разбирать всю сцену, а значит, останавливать работу театра. – Насколько я знаю, ремонт круга стоит не меньше двух миллионов…  Какие еще проблемы материального или технического обеспечения деятельности театра вас волнуют сегодня? – У нас очень холодно в зале. Мне сказали, что замерзают артисты на сцене, мерзнут зрители. Вот это серьезная проблема. Потом хотелось бы переоборудовать звукоцех. Тоже уже написали заявку. Есть такие новые системы, которые дают колоссальный эффект. – Я прошлась по фойе с фото - графиями артистов. Портреты примы Ольги Самарцевой и худрука Натальи Дроздовой висят рядышком. И пустых мест в галерее не заметила. Никто не покинул труппу за время каникул? – В конце сезона ушли четыре человека. – А можно узнать, кто именно? – Михайлов ушел. А остальных я даже не знаю. Молодые люди какие-то. Женитьба? – Наталья Степановна. Будут ли сохранены в репертуаре прежние постановки театра? – Я еще не все успела их отсмотреть. Но мы уже промониторили: есть спектакли, которые мало посещаются. Какие-то из них будут уходить из репертуара. – Не хочется ли восстановить ушедшие спектакли Владимира Хрущева? – Мне скорее хочется восстановить какой-нибудь спектакль Глеба Борисовича Дроздова. Как «Принцесса Турандот» в Вахтанговском. Пусть у нас будет, например, «Женитьба». Потому что для этого все есть: и декорации, и костюмы. Если они куда-нибудь исчезли за это время, то они не такие трудные в восстановлении. Здесь была лаборатория. Было приглашено много молодых режиссеров. Я считаю, что такой путь может быть, но он может быть в каком-то молодежном коллективе. Или в студенческом. Не надо эксперимента. Здесь все-таки такой театр, который должен строиться на режиссерах известных. Мне бы хотелось пригласить режиссеров с именем, которые могут поставить полноценный, серьезный, умный спектакль. Конечно, они дорогие, но такое желание у меня есть. Нет, я не против новых форм. Но они не должны превалировать в действиях театра. У Глеба Борисовича тоже были эксперименты. Напри- мер, в спектакле по классической пьесе «Коготок увяз, или Всей птичке пропасть» были выведены персонажи Сталина и Ленина. Я их играла. Должен быть театр, состоящий из серьезных названий. Если это комедия, то не Куни, а Мольер или Бомарше. – Я надеюсь, что не обижу вас своим опасением. А оно есть. Уже прозвучало имя Игоря Касилова. Обозначилась встреча с другими учениками Дроздовых. Не будет ли этот театр – ностальжи времен Глеба Дроздова? Наверное, это были хорошие времена. Но театр, как и жизнь, идет вперед. – Нет, не будет. Вы посмотрите «Мертвые души» и увидите, что это новое понимание театра. Но основанное на школе Станиславского. И в интересной форме, придуманной Игорем Касиловым. Дилетантский вопрос В финале встречи молодой человек задал Наталье Степановне вопрос, который сам же окрестил дилетантским: – Я не театрал. И больше одного раза на один и тот же спектакль не хожу. Но мне показалось, что в последние несколько лет спектакли Молодежного драматического театра и «Колеса» стали очень похожи друг на друга. Я не могу их отличить. – Я сама играю в МДТ. Там малая сцена. Там другой формат. Некая камерность существования актеров. Здесь большая сцена. Здесь нужно подавать текст. Мне кажется, что в театре мало уделялось внимания работе над жизнью человеческого духа. Над вскрытием характера. Все-таки есть много спектаклей, которые проходят у актеров на уровне текста. Не разработан, не проанализирован текст автора. Я не так много посмотрела спектаклей «Колеса». Но изо всех просмотренных понравилась «Олимпия». Там какая-то интересная форма существования спектакля. В «Серебряной ложке» играется текст, ситуация. И все. А комедия положений требует точного до математики рисунка существования актеров. Тогда будет интересно, а этого сейчас нет, нет ярких характеров. Театру нужно посвятить себя раз- работке образов. Чтобы на сцене были живые люди. А если актер становится живым в своем персонаже, будет отклик в зрительном зале. Этого не хватает театру «Колесо».

"Площадь СВОБОДЫ"

Куда ты, «Колесо»?
Отправляя данные, вы даете согласие на обработку персональных данных
Отправляя данные, вы даете согласие на обработку персональных данных