театр колесо

касса театра: +7 8482 551255

Версия для слабовидящих
забронировать билет

касса театра:

+7 8482 551255

Рефлексия о прошлом. «Как закалялась сталь»

Начну с того, что для меня самой этот спектакль был большой интригой. Интерес к нему еще не этапе подготовки подогрел приезд в Тольятти писателя Дмитрия Быкова. Его пригласили специально для встречи с труппой театра и разговора о романе Николая Островского. Именно из уст Быкова прозвучало ключевое напоминание: «Как закалялась сталь» - это евангелие от революционера. 

Понятное дело, постановку готовили к 100-летию революции. Эта мысль вызывала некоторое содрогание: все-таки жива у нас советская традиция – подходить к датам с таким градусом торжественности, что порой озноб берет. Вдобавок, уже после премьеры вокруг спектакля разгорелись нешуточные споры. Одни зрители нещадно хаяли постановку, другие отнеслись к ней с большой симпатией и даже восторгом.

Я встану примерно посередине.

Прежде всего надо сказать, что спектакль «Как закалялась сталь» не является исключительно инсценировкой романа. Роман Островского – это каркас, вокруг которого строится постановка. А наполняется она, помимо литературного источника, письмами и воспоминаниями самого Островского, фрагментами работ Ленина и Луначарского и даже выдержками из школьных сочинений.

Первые минуты спектакля – это рассказ бойкой пионерки (Елена Добрусина) о партийных деятелях Советского Союза, которые рано или поздно оказывались врагами народа или, в лучшем случае, не такими уж и товарищами: «Троцкий оказался предателем. Бухарин, Каменев и Зиновьев выслали его из СССР. Потом оказалось, что Бухарин, Каменев и Зиновьев – предатели и враги народа, их расстреляли по приказу Ягоды…» И так вплоть до Горбачева.

Эта анекдотичная зарисовка стала предупреждением: юбилейного панегирика не будет. 

Режиссер Михаил Чумаченко определил спектакль как «историю одной жизни». А именно, жизни Павла Корчагина тире Николая Островского, который, как известно, писал главного героя с себя. Письма писателя, встроенные в канву спектакля, документируют эту историю, подтверждая: Корчагин не вымысел. Были люди, которые так жили, так верили и так боролись. 

Другое дело, что Павел Корчагин (Владимир Губанов), хоть и является главным героем, но стержнем конструкции под названием «Как закалялась сталь» так и не становится. Из-за этого спектакль то и дело разваливается на фрагменты, в первом действии в большей степени, во втором – в меньшей. Герою не хватает магнетической силы, чтобы срастить вокруг себя всю сложную, разношерстную мозаику спектакля.

Символично, что вместо Павки на первый план выдвигается само Время, таким образом, пожрав своего сына еще до окончания спектакля. Зарисовки о времени – пожалуй, самые сильные моменты «Стали». И особая удача среди них: линия парикмахера Шлёмы Зельцера, Автонома Петровича и Афанаса Кирилловича – обычных людей, которые хотят одного – выжить в этой бесконечной смене власти между «красными», «белыми», петлюровцами, поляками. Судьбы этих маленьких людей, блестяще исполненные Романом Касатьевым, Андреем Чураевым и Сергеем Максимовым, бесконечно много говорят о беспощадности времени.

Беспощадность – это еще и образ Советской власти в исполнении Ольги Самарцевой. Именно из ее уст звучат фразы Ленина и Луначарского, хлесткие, способные отрезвить тех, кто сегодня тоскует о советском прошлом. В бескомпромиссной риторике Советской власти пугающего бесправия еще больше, чем в ужасах Гражданской войны. Кроваво-красное платье Ольги Самарцевой тянется длинным шлейфом жизней тех, кто будет растоптан ради «великой» идеи.  


Цветовое решение спектакля – красно-черное с ослепляющими вспышками белого света. Передвижные рамы с прожекторами (сценография Сергея Дулесова) являются главной декорацией. Отражая дух аскетизма, они в то же время легко трансформируют пространство, меняя место и время действия.


Попытка рефлексии — главная ценность «Стали». Можно спорить о том, насколько хорошо это сделано, но – режиссер Михаил Чумаченко предлагает из нашего сегодняшнего времени посмотреть на события столетней давности, определившие дальнейшее развитие страны. И на людей, строивших дивный новый мир. Перед нашими глазами проходит судьба не только Павки Корчагина – «сверхчеловека», который положил жизнь ради идеи. За эпизодами проглядывают судьбы многих людей: надежного и милого товарища Риты Устинович (Ольга Вольская); функционера по имени Туфта (Петр Касатьев), тепло устроившегося в новых условиях; упивающегося властью секретаря комсомольского коллектива Цветаева (Роман Верхошанский); бросающего партбилет Игнатова (Виктор Шадрин), который выкрикивает Корчагину пророческое: «В социализме мы не встретимся, потому что ты подохнешь в этой грязи».

Не в этот раз, не в грязи при строительстве узкоколейки, но гибель неизбежна. Однако еще хуже быть выброшенным за ненадобностью. В новом мире герои не нужны, они отработанный материал. Пришло время цветаевых и туфты.

«Передо мной мелькает история страны... мечта, которой верил, надеялся, за которую боролся. Что это было?» – спрашивает себя Корчагин-Островский.

Что это было? Ответов может быть 50, 100, 200. Зависит от того, сколько человек в зале. Старик-извозчик (Евгений Князев), узнав, что Корчагин собирается писать «правду», спрашивает: «Какую правду? Ты знаешь? Он знает?». У спектакля «Как закалялась сталь» нет готовой, единой на всех правды. Но есть желание вместе ее искать. За это спасибо.

Как известно, запоминается последняя фраза. Жаль, что многим спектакль запомнится не основополагающим вопросом «Что это было?», а песней Высоцкого из фильма о Робин Гуде и громадным, свалившимся с неба транспарантом, всем своим весом придавившим и без того хрупкую конструкцию спектакля. 

Театральная среда

Отправляя данные, вы даете согласие на обработку персональных данных
Отправляя данные, вы даете согласие на обработку персональных данных