"Театр в России должен быть для зрителей не только источником эстетических впечатлений ,духовной потребностью ,гражданской трибуной , нравственной школой ,но и сердечной привязанностью" .  Г.Г .Дадамян

Воскресенье 20 Август 2017

"Чехов,мужчины, или несколько любящих женщин"

 

 

Они появляются на сцене элегантными, обаятельными, кружащимися  в  танце.  Милые прелестницы хрупки и драгоценны, как фарфоровые чашки, что они держат в руках. Шелест юбок, стук каблучков, улыбки, томные взгляды. Они проходят перед нашими  глазами  калейдоскопом  —   все  похожие друг на друга и каждая уникальная одновременно.

А за их спинами высится стена иного мира — мужского. Строгая, казенного синего цвета, с двумя рядами проемов, она создает ощущение холодности, сдавленности и ограниченности  пространства.  И  вдохнуть  в  него  воздух,  свет,страсть могут только женщины. Веселые и печальные, порочные и наивные, только они придают жизни смысл.

Парадоксально, но в этом спектакле о женщинах важнейшие роли, как ни крути, принадлежат… мужчинам. Собрав воедино несколько разных историй — чеховских рассказов и его пьесу «Юбилей», режиссер Михаил Чумаченко вы- страивает спектакль на смысловых и эмоциональных  контрастах.

Поначалу яркие, харизматичные мужчины, чьими глазами мы смотрим на происходящее, в своем отношении к женщинам ироничны и насмешливы. Чего  стоят   только   эпиграфы-отбивки  к каждому новому сюжету, ставшие уже расхожими афоризмами. Актеры играют на грани фола, вызывая в зале сначала смех, а позже недоумение и даже некое неприятие — настолько местами они убийственнорезки.Но как быть, если иные из героинь одним своим появлением способны довести окружающих мужчин до безумия?

Четвертые сутки корпит над юбилейным докладом старик Хирин. Спутанные волосы, согбенная спина, шаркающая походка — Евгений Князев играет человека невероятно уставшего, многое повидавшего на своем пути. Перебирает косточки на счетах, пишет, изредка отхлебывает из припрятанной за пазухой бутылки—и за этим целая судьба!Работает напряженно, сосредоточенно, полностью погрузившись в мир, законы которого просты и поняты — истинная цена красивым цифрам в отчетных банковских бумагах не велика, но важна для начальства чрезвычайно. Шипучин в исполнении Андрея Чураева с его протяжными, чуть распевными интонациями, скупыми жестами статен и самодоволен до неприличия. У него свои   представления, свои законы. И вот в этот размеренный мужской мир с его  установленными правилами игры врывается безудержная, сметающая все на своем пути стихия— женщины.

Суетливая, занятая только собой, не очень умная, но очень красивая жена Шипучина  Татьяна  Алексеевна  (Елена Радионова) и дородная, полнокровная Мерчуткина (Елизавета Фарапонова) загоняют мужчин в угол, не оставляя им ни малейшего шанса. Одна бесконечно щебечет на все лады обо всем подряд, другая идет напролом в желании выхлопотать свои двадцать четыре рубля. Робкие попытки Хирина объяснить, что он работает, не имеют никакого успеха. Как не может справиться с женщинами и Шипучин — одну он безрезультатно пытается спровадить домой, перед другой в отчаянии падает на колени...

Откуда-то сверху доносятся слова поздравлений, а виновники торжества, вдруг оставшись вдвоем, обессиленные от случившегося сумасшествия, будут пить прямо из бутылок и петь. И как тут не согласиться: «Если бы с Марса свалилась глыба и погребла под собой весь этот прекрасный пол, то это было бы актом величайшей  справедливости»!

Набор чеховских рассказов, выбранных Михаилом Чумаченко для спектакля, на первый взгляд, случаен. Но проникая вглубь режиссерского замысла, становится ясно—создатели спектакля,многогранно, всесторонне и весьма последовательно исследуют женскую сущность.

Изменчива в своих  привязанностях Надя   (Марина   Филатова)    из    рассказа «Который из  трех?»,  выбирая  одно-  го из трех своих кавалеров. Она обворожительно хороша в своем женском непостоянстве и желании заполучить лучшую судьбу — как непринужденно ест она яблоко, пока Иван Гаврилович (Антон Иванов) мучительно ищет слова любви,  как  плотоядно  набрасывается  на Штраля (Артемий Кондрашов), как умело манипулирует юным Митей  Гусевым (Роман Касатьев)! Так  что  в  финале, подводя итог ее метаниям и называя  ее «хорошенькой, развратной гадиной», мужчины улыбаются — она и такая им мила безумно!

Ничтожно мелок, несостоятелен рядом с целомудренной и ранимой Машенькой Павлецкой (Дина Касатьева, рассказ «Переполох») Кушкин (Петр Касатьев).  Растоптанная,   уничтоженная несправедливыми обвинениями в воровстве, молоденькая гувернантка мужественно держит удар последних перед ее отъездом непристойных ухаживаний хозяина, когда он, нелепо извиваясь, пытается дотянуться до нее, пристроиться поближе к ней на чемоданах, теряя всякое  достоинство.

И в противоположность ему на сцене появляется исполненный достоинства Ильин (Ян Новиков, рассказ «Несчастье»). Стиснув в руках гриф гитары, он смотрит  на   Софью   (Ольга   Вольская), и в его взгляде читается все. Он любит страстно, по-мужски настойчиво и вместе с тем бесконечно нежно. Медленно, параллельно друг другу они идут из глубины к рампе — и в этом молчании, а по- том в романсе, который они поют вдвоем, сосредоточены и страданье, и  счастье для обоих.

Мукой безысходной, беспросветной, нескончаемой оборачивается замужество для дьячихи Раисы Ниловны (Юлия Киреева, рассказ «Ведьма»). Поневоле станешь ведьмой и начнешь ворожить, закруживать метель, чтобы хоть кто-нибудь заплутал, заглянул, заехал. И это иная женская ипостась — трагически томящаяся по любви. А рядом с ней живет уже стареющий дьячок Савелий Гыкин    (Сергей    Максимов).    Несуразный, с хрипловатым голосом, не очень располагающий к себе, он кажется грубым, неприветливым. Бормочет что-то, недовольно кидая ей упрек: «Ведьма!» От такого хочется бежать  сквозь  пургу,  куда глаза глядят! Но когда Раиса, проводив   отогревшегося   почтальона,   бросается на постель и, стиснув зубы, издает какой-то нечеловеческий, отчаянный вопль, он пристраивается на другой половине и, едва касаясь, гладит ее по волосам и роняет ласковое «Ведьма!..» По- тому что любит — так как умеет, как может; потому что камень с души упал, что не сработало колдовство, и она останется с ним, здесь,  навсегда.

В истории хористки Паши (Нина Кучерук) из рассказа «Хористка» многие обманутые, оскорбленные, покинутые женщины узнают если не себя, то своих подруг.А потому вп роемах стены появляются все актрисы, все героини, и медленно, как и Паша, снимают с себя украшения и бросают их ревнивой супруге Колпакова (Елена Радионова). А сам Колпаков (Александр Двинский) в мелочной попытке свести счеты, сам  того не понимая, поднимает истинных Женщин на недосягаемую высоту.

…Не секрет, что в рассказах  Чехова  есть зачатки  всех  его  пьес.  В  спектакле театра «Колесо» «Чехов. Женщины» линии взаимоотношений прочерчены лишь пунктиром, но каждая из них ведет нас ко многим его любящим, ненавидящим, страдающим героям.  Мужское и женское начала здесь схлестываются, переплетаются, проникают друг в друга. И движет этими равно направленными силами невероятная сила взаимного притяжения — когда и быть вместе сложно, и существовать порознь не возможно. «То ли чаю выпить, то ли повеситься»…

 

Елена ПОПОВА

Уфа

 

                                          касса