"Театр в России должен быть для зрителей не только источником эстетических впечатлений ,духовной потребностью ,гражданской трибуной , нравственной школой ,но и сердечной привязанностью" .  Г.Г .Дадамян

Воскресенье 20 Август 2017

"Нескучная классика на малой сцене"

 

 

 

Для многих школьников знакомство с прозой Александра Сергеевича      Пушкина     начинается как правило с «Повестей Белкина». Самое романтическое и одновременно почти водевильное произведение цикла

«Барышня-крестьянка». Прочтение этой повести занимает не более сорока минут. Столько же времени длится спектакль, который поставил в театре «Колесо» имени Г.Б. Дроздова режиссер Олег Скивко. Задуманный как «чтение в лицах», он явно перерос эту форму, соединив в себе все признаки классического литературного театра и увлекательной, изящной игры.

Спектакль идеально вписался в «черный куб» камерного зала театра «Колесо». Здесь играют не только актеры: для каждого предмета реквизита прописана своя роль. В условиях оправданного сценического минимализма происходит удивительное: стул вдруг становится лошадью, очки превращают дворовую девушку в чопорную англичанку, огонек горящей свечи вызывает ощущение дежавю, как будто все это уже было когда-то с нами... И даже нетрадиционно выполненная программка спектакля своими размерами и шрифтом, стилизованным под выведенный гусиным пером, вызывает ассоциацию с записочками, которые оставляли друг другу влюбленные герои повести…

В спектакле заняты пять молодых актеров.Казалось бы,они просто читают Пушкина. Но при этом перед глазами зрителей возникает сюжет с участием множества действующих лиц,наполненный событиями, происходящими то в помещичьей усадьбе,то на лесной дорожке.

«...что за прелесть эти уездные барышни!» — писал в своей повести Александр Сергеевич. Он как будто видел перед собой  Нину  Кучерук.  Созданный  ею образ Лизы Муромской пронизан искренним восторгом молодости, озорством и предчувствием встречи с первой  любовью.

В роли папеньки озорной барышни, Григория Ивановича Муромского выступил Виктор Шадрин.  Для  своего  героя  он нашел интонации и даже выражение лица, которые отразили настроение «настоящего русского барина», промотавшего свое состояние и вынужденного проводить время в деревне.

Другое дело — Иван Петрович Берестов. Антону Иванову не понадобилось облачаться  ни  в  плисовую  куртку,  ни в «сюртук из сукна домашней работы», чтобы зрители почувствовали, какой обстоятельный характер у его персонажа. Зрителям не важно, что артист молод, главное, что он заставил поверить в реальность  своего героя.

Время от времени публика вспоминает   о том, что «Барышня-крестьянка» — произведение легкое, радостное, пронизанное добрым юмором, игра, в которую с удовольствием включаются все: и сам автор, и герои его повествования, и режиссер, предложивший актерам такой формат спектакля.

Вот Артем Кондрашов в роли молодого Берестова,как писал о его герое Пушкин «добрый и пылкий малый и имел сердце чистое, способное чувствовать наслаждения невинности», играючи преображается на глазах зрителей: со словами: «…молодой Алексей стал жить покамест барином, отпустив усы на всякий случай» — рисует карандашом себе усы! А Настя в исполнении Ольги Вольской из смешливой крепостной девушки «превращается» в строгую старую деву мисс Жаксон.

В  то  время,  когда  А.С.  Пушкин  писал «Повести Белкина», в дворянских  семьях любили читать вслух. Чтение было не только «умным развлечением», но и одним из признанных в обществе   способов приобщения детей к основам нравственности и духовности, частью процесса воспитания. Именно чтение вслух, особенно долгими зимними вечерами, было особым родом дворянских занятий, главным досугом всей семьи.

Неслучайно и проект, в рамках которого создавался спектакль «Барышня-крестьянка»   в   театре   «Колесо»,  называется «Нескучная классика». В зале его вместе    с нами смотрели молодые люди старшего школьного возраста, и, судя по реакции, скучно им,действительно,не было.Я даже готова поспорить, что хотя бы несколько человек после увиденного наверняка взяли с полки томик Пушкина и перечитали «Барышню-крестьянку».

Повесть предваряет эпиграф: «Во всех ты,душечка,нарядах хороша»,а в  спектакле финальным аккордом звучит романс:

Моя душечка, моя ласточка, Взор суровый свой прогони.

Иль не видишь ты, как измучен я?! Пожалей меня, не гони!..

 

Круг замкнулся,счастливая развязка случилась.

 

Ольга МЕТЕЛКИНА

Ставрополь

 

                                          касса